Конный спорт в Украине как финансовый вопрос. Рассуждает Олег Остриков

Мы продолжаем знакомить вас, дорогие читатели, с украинскими спортсменами и узнавать их мнения касательно конного спорта Украины. С нами согласился пообщаться КМС по конкуру и владелец клуба «Flying horse» Олег Остриков. Среди последних побед спортсмена – финал кубка «Equides Cup», командный кубок в профессиональной конной лиге. О взгляде Олега на реалии конного спорта – читайте в интервью.

 

– Расскажите о лошадях, на которых Вы сейчас выступаете.

– Все лошади, на которых я выступаю – мои. Одна лошадь у меня 5 лет, это Лассо. Вторая у меня два года, Чиара. И третья, Шифлера, у меня уже 6 лет.

– Как Вы начали заниматься конным спортом? Многие с детства приходят в это, а как у Вас произошло?

– В 33 года, в самый переломный возраст, я впервые сел в седло, попал случайно на базу «Магнат».

– А как к профессиональному спорту пришли?

– Катался, катался, потихоньку начал соревноваться, а потом решил, что конный спорт – самый хороший спорт, поскольку в нем нет возрастных ограничений. Вот и решил, что это то, что мне нужно.

– А Вы сейчас тренируетесь самостоятельно, или у вас есть тренер?

– Теоретически – самостоятельно и практически почти самостоятельно, но с учетом того, что у нас на базе спортсмен Владимир Быков, то, разумеется, я этим пользуюсь, он корректирует, когда нужно.

– Деток тренируете?

– Да. Из детей сейчас самый выдающийся всадник это Дарья Ярмола. Она сейчас уже не у нас тренируется, уехала, но из детских достижений – она заслуживает внимания.

– Расскажите, пожалуйста, как Вы основали Flying Horse Club.

– Я приехал сюда с четырьмя лошадьми, манежа на тот момент не было. Пообщался с руководством «Антонов-АГРО», они сказали, что не против, если будет развиваться конная школа.

– Какие вы ставите планы на эту школу? На какой уровень хотите выйти с данным клубом?

– Ну, у нас одни из лучших соревнований в Украине на сегодняшний день, до появления «Equides Club» у нас были лучшие поля в Киевской области.

– Да, тут и грунт хороший, и всем все нравится… А как спортсмен к чему стремитесь?

– Как и все – Олимпийские игры.

– На своих лошадях планируете?

– Эх… Здесь нельзя сказать «планирую». Нужно стремиться, а дальше – как получится.

– Тогда как Вы считаете, это должны быть предпосылка со стороны сборной, или все-таки больше зависит от самих всадников?

– Я не знаю стран, в которых  государство или сборная каким-то образом кому-то дает лошадей. Это всегда частные проекты.

– У нас вот есть Федерация конного спорта, где выбирают всадников в сборную.

– ФКСУ не выбирает всадников в сборную, есть лишь всадники с лошадьми, которые могут прыгать высоко. А если у кого-то из коневладельцев есть желание дать сборной лучших лошадей, то они дают. Федерация к этому никакого отношения не имеет. ФКСУ проводит Чемпионаты Украины, где теоретически выбирают кандидатов в сборную. В составе Федерации есть тренерский совет, который утверждает конечный состав сборной. Но взрослая сборная Украины (по конкуру – прим.) состоит преимущественно из иностранцев.

– Да, к сожалению.

– С одной стороны, к сожалению, с другой – может, и нет. Потому что в Украине еще не выросло достаточное количество всадников, которые могут прыгать высоко.

– Вы считаете, что это должно быть более молодое поколение?

– Это не играет роли. Как я уже сказал ранее, это вид спорта, в котором в 70 лет можно выиграть Олимпийские игры.

– Хорошо, в таком случае вопрос: как прийти к тому, чтобы у нас сборная состояла больше из наших, украинских всадников? Как поднимать уровень наших спортсменов?

– Чем выше средний доход у населения, тем больше людей занимаются конным спортом. Все до банальности просто. Когда в Украине будет много людей, у которых ежемесячный доход на семью 4 тысячи евро и выше, тогда у нас будет очень много лошадей и всадников. И, соответственно, будет много всадников, которые смогут прыгать 160. До тех пор, это какие-то отдельные проекты, и вероятность, что появятся в ближайшее время 10 всадников топ-уровня, очень мала.

– Ваши лошади куплены в Украине?

– Да, в основном это жашковские лошади.

– Не планируете заграничные покупки?

– На самом деле, в Жашкове находится один из лучших производителей в мире – Корнет Оболенский. Соответственно, можно в Украине покупать отличных молодых лошадей и готовить их дальше. Но, опять же, вопрос финансовый. У нас нет финансовой базы, чтобы появлялось много лошадей, прыгающих маршруты 160 нулем.

– У нас сейчас часто можно увидеть, что хорошая лошадь достается спортсмену, который не выступает на ней на том уровне, на котором лошадь могла бы. Либо лошадь идет даже не в спорт, а просто к «богатенькому мажору». Как это можно регулировать?

– Давайте предположим, что на Феррари 458 можно, в принципе, участвовать в гонках. Но большинство таких машин ездят под мальчиками и девочками, которые никогда в жизни в гонках не участвовали. То же самое касается лошадей.

– Проблема в том, что возможно, если бы этих лошадей готовили спортсмены, они бы реализовали себя на совершенно другом уровне.

– Разумеется. Но поверьте, что на высоте 120см под аматорами и слабыми спортсменами нет лошадей, которые могут прыгать 160. Или почти нет. Бывают исключения.

– Как Вы считаете, от кого в команде больше всего зависит: от спортсмена, тренера, или все-таки от лошади?

–  Единственный Олимпийский вид спорта, в котором участвует животное. Есть расхожие мнения о том, что лошади очень умные. Я считаю, что они совсем не умные, у них очень хорошая память, и за счет этого их можно чему-то научить. Но за счет этой же хорошей памяти, лошадь можно очень легко научить плохому. Поэтому хорошими лошадьми становятся те, которым не преподали в молодости плохих навыков. Спортсменов, которые могут самостоятельно подготовить молодую лошадь и довести ее до уровня, скажем, 140-160, в Украине очень мало. Поэтому большинство лошадей к шестилетнему возрасту уже, в общем-то, испорчены. Да, они могут прыгать 120, 130, но они испорчены для более высоких маршрутов. То есть, они чему-то недоучены, или научены плохому.

 

– Как Вы считаете, что главное в развитии конного спорта в Украине? Это должна быть как-то кооперация всех всадников высокого уровня, или это все-таки должны быть бизнесмены, которые вкладывают в этот спорт?

– Если говорить о развитии конного спорта в целом, а не отдельных каких-то кусочков, нужно чтобы в стране повышался доход населения. Только в этом случае появится достаточное количество лошадей и всадников. Если в конный спорт будут приходить деньги не отдельных людей, а всадники, тренера и коневладельцы будут объединяться в большие клубы, если они будут в состоянии приглашать квалифицированных тренеров, тогда будут появляться новые спортсмены и лошади, которые смогут прыгать высоко.

– Вы планируете приглашать кого-то из иностранных тренеров, чтобы они готовили детей клуба к соревнованиям?

– У нас достаточно сильная школа и мы можем подготовить на уровень до 140. Когда появятся дети, которые смогут прыгать выше, то нужно понимать, что у них должна быть сильная финансовая поддержка. И это не одна лошадь, а несколько. Это большие деньги. Соответственно, они могут приглашать тренеров сами. Прыгать высоко – это не от тренера зависит. Это куча денег. Это талант всадника, его трудолюбие, но все это упирается также в финансы. На наших школьных лошадях мы можем научить прыгать до 130, но когда мы говорим о том, что ребенок будет прыгать еще выше, то это уже возможности родителей или спонсоров.

–  Есть всадники, которые талантливы, но у них нет финансовой возможности заниматься. Есть ли у них какие-то возможности добиться какого-то результата?

– Опять же, все упирается в финансы.

– Но некоторые конюшни приветствуют практику, что подростки могут помогать, как коноводы, и за это бесплатно ездить. Но, все равно, развития, Вы считаете, у них не будет?

– Я считаю, что конюшни, которые могут тренировать детей в счет помощи, по определению обречены на то, что у них не будет никогда ни нормальных лошадей, ни нормальных полей, ни нормальных манежей. Это очень коммерческий вид спорта. Поэтому если  приходит ребенок тренироваться и его родители не могут обеспечить занятия, то он может вырасти в хорошего коновода. Если он будет очень-очень хотеть, то он может стать коноводом-берейтором лошадей среднего уровня.

 

 

Не хочется заканчивать на грустной ноте, потому сделаем вывод: да, конный спорт – это дорого, и не только в нашей стране. Но если задаться целью – можно найти пути этим заниматься и получать удовольствие от любимого дела. Нужно просто решить для себя, чего Вы хотите. Если это путь спортсмена – ищите финансовую поддержку. Если заниматься для себя – можно устроиться и коноводом. Как говориться, поставил цель – иди к ней, и на примере Олега Острикова мы видим, что в конный спорт можно прийти в любом возрасте и добиться высот. А появление все новых клубов и их развитие в очередной раз доказывает, что конному спорту в Украине – быть!

 

Желаем дальнейших побед и успехов!

Tags:
Комментариев: 0

Оставить комментарий

ESU HORSES (администрация)

Отзывы и пожелания. Нам важно ваше мнение

Отправка

©2017 Ansme Media

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ГИПЕРССЫЛКА НА ESU ОБЯЗАТЕЛЬНА. АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА МОЖЕТ НЕ РАЗДЕЛЯТЬ МНЕНИЕ АВТОРА И НЕ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА АВТОРСКИЕ МАТЕРИАЛЫ

или

Войти с учетными данными

или    

Забыли ваши данные?

или

Create Account